To the Virgins, to Make Much of Time

Gather ye rosebuds while ye may,

Old time is still a-flying;

And this same flower that smiles today

Tomorrow will be dying.

Robert Herrick, 1591 – 1674

Люди не задумываются, что означает страшное, чудовищное слово – «никогда». На самом деле, во всем невообразимом словесном богатстве русского языка – да и любого другого, если на то пошло – нет более пугающего обозначения.

Мы властны над многими вещами – пространством, физикой, своим телом – но мы не властны над временем. То, что именуются нашей жизнью, существует лишь здесь и сейчас. В прошлом остается лишь след наших действий, в будущем же нас ждет пустое и незапятнанное полотно, каждый мазок на котором творим мы и только мы. Нам выбирать и решать, кому мы дадим право рисовать на нашем полотне, и мы так же вольны предлагать другим свою кисть для их картин. Друзья, семья, знакомые и коллеги – мы все творим одно большое полотно человеческого существования, вот только сами замечаем лишь малую часть общей масштабной картины.

Люди быстро привыкают к чему-то в жизни. Лишения, богатство, обстановка, место жительства, другие люди в окружении – все это быстро и легко ложиться на чистое пространство полотен, и остается незамеченным. И лишь только когда мы теряем что-то, чтобы больше никогда не ощутить – тогда мы начинаем придавать тем мелочам, которые сопутствовали потере, истинно должное почитание и внимание.

Я не был близок со своим отцом. Я не могу сказать, что он был плохим или хорошим человеком – я не был с ним близок. И когда памятным днем осени 2014 года ранним утром раздался звонок, и мне сообщили, что он скончался – я не придал этому особого значения. Но, постепенно, склизкое и всепроникающее «никогда» нашло путь на мое полотно – и та картина, которая рисовалась его кистью, навсегда осталась незавершенной. Возможно, он хотел бы добавить больше красок, больше глубины, больше смысла – но он более никогда не сможет сделать этого.

Но «никогда», подобно истинному змею, не имеет одного оттенка. Оно переливается всеми цветами мерзостной радуги, отражая самые пакостные и отвратительные цвета своей чешуей. Ведь одно дело сказать «никогда» в смысле того, что все мы смертны, и наш век короток. Совершенно другое – использовать его с другим человеком, особенно тем, к которому ты настроен совершенно  искренне альтруистично, ради благополучия которого ты готов принести в жертву свои интересы, время и эго. И осознание того факта, что этот человек, будучи живым и в добром здравии, навсегда оставит свою кисть возле твоего полотна и развернется, чтобы никогда не возвращаться, повергает каждую клеточку, каждый нейрон в пучину примитивного, первозданного ужаса.

Так что не теряйте времени даром. Прямо сейчас, не откладывая, скажите своим родителям, что вы дорожите ими. Обнимите своего ребенка и поцелуйте так, как может поцеловать лишь любящий родитель. Возьмите за руку своего спутника жизни, посмотрите в глаза и скажите три простых, доступных каждому слова: «Я люблю тебя».

Сделайте это безотлагательно. Потому что никто, нигде и никогда не должен знать, какие гадкие оттенки бывают у слова «Никогда».

Advertisements
To the Virgins, to Make Much of Time

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s